Главные новости Одессы
    Главная > Интервью > Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

С первыми звуками сирен, прозвучавшими в Одессе ранним февральским утром в первый день полномасштабного вторжения РФ в Украину, и по сей день одесситы живут под угрозой смерти с неба — враг постоянно атакует город разрушительными ракетными ударами и налетами дронов-камикадзе.

В последнее время редкие сутки для одесситов проходят без звуков воздушной тревоги, и горожане уже привычно спешат под ее звуки в укрытия. Кто-то уповает на так называемое правило двух стен и пережидает опасность в своем коридоре или ванной, но многие торопливо спускаются в безопасную глубину бомбоубежищ.

О том, в каком состоянии на данный момент находится сеть одесских бомбоубежищ и о том, что уже сделано и что делает город в этом направлении нам рассказал начальник управления по вопросам гражданской защиты Департамента муниципальной безопасности Одесского городского совета Владимир Харищак.

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Владимир, для начала хотелось бы знать, какие убежища сейчас есть в городе, чем они отличаются и где лучше спрятаться в случае воздушной тревоги?

«Нужно понимать, что есть несколько классов сооружений, которые в целом входят в фонд защитных сооружений, фонд «Укрытие». Это, в первую очередь, защитные сооружения гражданской защиты, в число которых входят противорадиационные укрытия с советских времен, убежища разного класса защиты, тоже с советских времен, и простейшие укрытия — это подвальные помещения, которые готовятся для того, чтобы там могло укрываться население. Последняя категория — это первичные укрытия, в число которых входят мобильные укрытия, быстро строящиеся укрытия, которые можно тоже использовать для укрытия населения».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

То есть, в принципе, любое подвальное помещение можно считать первичным укрытием и использовать для защиты от воздушных ударов?

«Чтобы обычный подвал можно было считать простейшим укрытием, оно должно быть проверено комиссией. Это должно быть помещение подвального типа, запрещено использовать цокольные помещения, эти помещения должные иметь крепкую конструкцию из кирпича или железобетона, иметь пути эвакуации — один или два выхода, если один выход — там можно размещать не более 50 человек. Помещение должно быть оборудовано мебелью, чтобы люди сидели, иметь запас воды, резервное электропитание. В коммунальной форме собственности такие подвальные помещения, которые мы актируем, мы обеспечиваем за счет городского бюджета, но есть много случаев, когда простейшие укрытия обустраиваются в паркингах или домах ОСМД — мы как можем помогаем, но обустройство таких укрытий ложится на плечи балансодержателей. Мы ограничены законом и пока что за время боевых действий никаких изменений в законодательстве не было, к сожалению, и мы не можем свободно распоряжаться бюджетными средствами».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Какова вместимость городских укрытий, сколько они могут принимать человек?

«У нас есть паркинги двухярусные, а там площадь до шести тысяч квадратных метров. Но если говорить не о простейших укрытиях, а о защитных сооружениях — противорадиационные укрытия, они, как правило, строились вместимостью до 200 человек, но у нас есть и убежища, куда могут заехать даже автомобили, на 1000 и 1200 человек, таких в Одессе не больше пяти, и они на предприятиях — улица Промышленная, улица Боровского».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Кстати, об убежищах на производствах — многие из них находятся в плачевном состоянии и не оборудованы, либо вообще полуразрушены и закрыты. Город как-то пытается решить данную проблему?     

«Не все, что находится в Одессе, принадлежит городскому совету, есть балансодержатели, которые содержат защитные сооружения. Это госпредприятия, большинства из которых на сегодняшний день уже не существуют — они стали частными. Мы не имеем права использовать деньги на защитные сооружения предприятий, хотя 589 Приказ Министра внутренних дел обязывает балансодержателей содержать эти сооружения и приводить их в порядок.  

К сожалению, у нас есть не очень ответственные балансодержатели, и во время войны никакого механизма, который мог бы повлиять на частников, чтобы они привели убежища в порядок, нет. Мы предоставили все материалы прокуратуре за последний год. Они открыли производства по тем сооружениям, которые находятся в заброшенном состоянии. Но это процесс очень долгий, они сейчас занимаются хозяевами этих предприятий. К сожалению, пока фундаментального сдвига относительно предпринимателей, которые имеют на своем балансе укрытия, не произошло».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

А как обстоит дело с местами в убежищах в городских больницах, школах, детских садах?

«В учреждениях образования и охраны здоровья у нас очень неплохая ситуация — мы сделали очень много, и у нас на сегодня 196 учреждений образования, которые имеют простейшие укрытия, где укрываются ученики, и 26 учреждений охраны здоровья, где тоже есть такие убежища, в которых укрываются сотрудники и пациенты.

В учреждениях образования у нас запланированы капитальные ремонты, и мы продолжаем это делать, в учреждениях охраны здоровья мы тоже проектируем сейчас строительство и восстановление защитных сооружений».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Что делает мэрия, чтобы расширить сеть городских убежищ?

«На начало войны мы имели 353 защитных сооружения и порядка 200 простейших укрытий, которые было разрешено использовать для укрытия населения. На сегодня мы имеем те же 353 защитных сооружения, но уже 860 простейших укрытий, которые используются для укрытия населения. Таким образом почти в три раза мы увеличили количество укрытий для населения. Была озвучена цифра, что около 700 тысяч жителей Одессы имеют возможность укрыться в простейших укрытиях, защитных сооружениях и противорадиационных укрытиях».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

То есть город сейчас занимается только обустройством простейших укрытий?

«Нет, не только. Да, мы используем деньги только на сооружения коммунальной формы собственности и на обустройство простейших укрытий в учреждениях образования и охраны здоровья. И есть защитные сооружения, которые изначально были в коммунальной форме собственности — у нас было их 86. Но мы, чтобы увеличить количество укрытий для населения, решением городского головы приняли от Фонда госимущества еще 23 сооружения в заброшенном состоянии и за счет городского бюджета планируем их восстановление. То есть количество принадлежащих городу защитных сооружений с 86 мы увеличим до 108, они будут в коммунальной форме собственности и на них мы имеем право использовать деньги».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Насколько остро на данный момент стоит проблема обеспечения населения достаточным количеством мест в убежищах?

«Есть проблемные районы, например, Пересыпь. А в Приморском районе у нас наоборот большое количество простейших укрытий, где может укрываться население благодаря тому, что так сложилось с советских времен и благодаря тому, что плотность населения в Приморском районе выше и количество укрытий там больше.

Относительно проблемных районов — это, в первую очередь, Пересыпский и Хаджибейский районы. Хаджибейский еще более-менее, но такие локации, как Черемушки — там вообще «хрущевки», они не подразумевают никаких вообще подвальных помещений, не то, что там каких-то защитных сооружений или противорадиационных укрытий. Та же самая история с Пересыпским районом. Почему? Потому что, например, строились дома по типовому проекту — это, в большинстве своем, «чешки». Чешский проект почти не предусматривает наличие подвальных помещений, и во время советских времен, когда в 70-80-е годы строился Пересыпский район, никто не учитывал то, что будет необходимость укрывать население. Поэтому есть такая проблема».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Вопрос обеспечения местами в убежищах жителей этих проблемных районов как-то решается?

«За 30 лет независимости строительства убежищ на территории Одессы не было, и вот по решению городского головы мы начнем в Пересыпском районе строительство простейших быстро строящихся укрытий вместительностью 100-150 человек. Планируется около пяти, а может и больше локаций в местах массового скопления людей, где тесная застройка. Мы такие локации сейчас определим до конца мая, и там будут построены модульные сооружения, чтобы укрывалось население. Учитываем обязательно и район Лузановки — там проблема в том, что близко грунтовые воды, подвалов никаких нет, и мы там будем устанавливать тоже быстро строящиеся модульные укрытия».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

В что городу обходятся такие работы, сколько на них потратили с начала полномасштабного вторжения и откуда Одесса берет на это средства?

«За первые два года у нас было в бюджете запланировано более 300 миллионов гривен на проектирование, строительство и капитальный ремонт укрытий. В этом году мы заложили уже почти 400 миллионов на то, чтобы содержать, строить и восстанавливать простейшие укрытия и защитные сооружения».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Ситуация с воздушными ударами по городу только обостряется, как скоро одесситы увидят эти новые укрытия?

«У нас такая система общегосударственная, немного инертная. Мы должны не просто взять деньги из бюджета — мы должны выполнить все процедуры. И проектирование, и само строительство — это все растягивается во времени, потому что все проходит через тендерные процедуры, а тендерная процедура тоже растянута во времени. Поэтому мы не можем говорить, что завтра, на этой неделе или в этом месяце мы уже поставим эти укрытия. Но они будут установлены в ближайшее время — деньги заложены, депутаты проголосовали».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Вы говорите только о тратах из городского бюджета, выходит, что Одесса борется с проблемой обустройства бомбоубежищ самостоятельно?

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

«У нас на сегодня установлены в Одессе пять модульных укрытий, которые нам установил «Красный крест», на конечных остановках они установлены. Еще три, они уже изготовлены почти и будут в ближайшее время установлены. Еще одно модульное укрытие будет установлено на следующей неделе в парке «Юность» возле дома, где был «прилет» и погибли люди. Эти модульные укрытия будут установлены благотворительными организациями и общественными организациями. Есть участие ЮНИСЕФ и ООН частично в восстановлении и реконструкции защитных сооружений — речь идет о приобретении оборудования: лавок, кроватей двухярусных. Такие случаи есть, и нам эти международные организации помогают.

Сейчас очень активно работаем во всех направлениях и обратились снова к нашим партнерам, к городам-побратимам с просьбой быстро решить вопрос, минуя всю эту процедуру нашу общегосударственную, чтобы можно было закупить модульные укрытия и установить. Вроде бы мы получили позитивную реакцию от наших международных партнеров и ожидаем их решения».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Сколько стоит построить одно такое модульное укрытие?

«Построить быстро строящееся укрытие на 200 человек — это около 7,5-8 миллионов гривен без оборудования. А такие, которые «Красный крест» нам поставил на конечных остановках, — 495 тысяч гривен без лавок и освещения».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Государство как-то участвует в процессе восстановления и строительства убежищ в городе?

«За время боевых действий из государственного бюджета нам не поступило ни одной гривны — все восстановление сооружений гражданской защиты, простейших укрытий, укрытий в учреждениях образования и охраны здоровья — это все за счет городского бюджета, мы субвенции никакие не получали от государства, к сожалению.

В этом году Одесская военная государственная администрация нам предоставила субвенцию в шесть миллионов гривен для восстановления одного подвального помещения как раз на территории Пересыпского района — это первая такая субвенция, которая была выделена депутатами областного совета».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Если вспомнить начало полномасштабной войны, то одной из главных проблем для людей во время воздушных тревог был хаос и трудности при поиске убежищ, с этой ситуацией как-то разобрались?

«У нас на сайте города есть онлайн-карта — там есть адреса всех защитных сооружений и простейших укрытий, всех, которые есть в Одессе. Там есть адреса, кто балансодержатель, вместительность, все про это убежище есть. А вообще мы провели большую работу с райадминистрациями, с Департаментом городского хозяйства, при помощи ЖКС нанесли на дома указатели, куда идти, а при входе в сами убежища есть таблички, где написано, кто ответственный, его телефон, где находятся ключи».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Кстати, о вопросе доступа людей в убежища — уже были случаи, когда люди не могли туда попасть во время тревоги. В Одессе трагедий из-за этого не случалось, а вот, к примеру, в Киеве — да. Вопрос открытого доступа в убежища кто-то регулирует, это как-то контролируется?

«Любой балансодержатель, не важно, коммунальный или частный, ОСМД — они обязаны обеспечить круглосуточный доступ населения, и не только жителей их домов, любых людей в укрытие во время воздушной тревоги. Мы этого требуем и это проверяем — ежеквартально мы проверяем с составлением актов все наши 856 простейших укрытий, которые есть сегодня, плюс еще защитные сооружения, 350. Весь фонд защитных сооружений, больше тысячи объектов, мы проверяем ежеквартально на доступ и соответствие оборудования требованиям.   

Если есть проблемы с недопуском в защитные сооружениям — вызывается полиция. Обязанность обеспечить допуск к защитным сооружениям лежит на Национальной полиции Украины вместе с ГСЧС. У нас с полицией очень тесная связь — мы постоянно предоставляем им адреса проблемных защитных сооружений, где владельцы имеют свою отдельную позицию относительно допуска населения. Полиция открывает в их отношении производство.

В ОСМД, к примеру, назначают ответственным жителя первого этажа, который находится рядом, и дают дубликаты ключей нескольким людям. В укрытиях коммунальной формы собственности проблем нет, потому что КП «Сервисный центр», которое обслуживает такие укрытия, там назначает ответственных, и они находятся там посменно».

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Если подытожить сказанное, как Вы считаете, что нужно сделать в первую очередь для улучшения ситуации в вопросе обеспечения людей местами в убежищах?

«Нам нужны решения прежде всего на уровне государства. Крайнего найти можно всегда, но шаги со стороны государства должны быть более активными и жесткими, и не только по отношению к органам власти, но и по отношению к балансодержателям. Мы тут бьемся, как рыба об лед, и не всегда достигаем результата. Уже обращались и в областную военную администрацию нашу, одесскую, и в центральный орган ГСЧС в Киеве, потому что они регламентируют эти вопросы, но, к сожалению, ответы были такие себе…»

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

О том, как именно и по какой технологии строятся одесские модульные укрытия мы узнали у одного из одесских подрядчиков — Александра Войтко, директора и владельца ООО «Мырадыма», одной из фирм, которые занимаются строительством модульных убежищ в городе.

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Александр, расскажите, из чего состоят, какие нагрузки выдерживают и по какому принципу строятся Ваши укрытия?

«Конструкция состоит из модулей, модули соединяются между собой болтами и каждый модуль является полностью монолитной конструкцией. Когда мы выбирали в начале войны, чем мы будем заниматься дальше, потому что все перепрофилировались, начали обращать внимание на конструкции — какая будет лучше защищена. Перебирали разные варианты: сборные, из плит, из панелей, из блоков… В конце концов пришли к модульным конструкциям, потому что они самые надежные.

Она может быть разных размеров и под разное количество людей. В зависимости от размеров у нее может быть разный вес. Одна конструкция весит приблизительно до 50 тонн. Так как она полностью монолитная, она самая надежная в плане нагрузок и влияний. Сначала норм никаких не было, и мы смотрели на международный опыт, в первую очередь, на Израиль — у них там постоянные обстрелы. Мы решили перенять их опыт — у них конструкции тоже полностью монолитные, они мобильные, и мы решили именно таким путем пойти.

Каждая конструкция рассчитана на нагрузку в 10 тонн на квадратный метр, в каждой конструкции верхняя плита, стены, нижняя плита армируется металлическими сетками, мы добавляем металлическую фибру для усиления самой конструкции и еще можем добавлять противоосколочную сетку на внутренней стороне. Есть внутренние ребра жесткости. Берем самый плохой вариант — «прилет», и один из модулей разрушается. Все остальные при этом будут невредимыми — они за счет ребер жесткости держат нагрузку».

 

Одно из своих модульных укрытий фирма Александра установила в одесском лицее «Фонтанский», о результатах работы рассказала директор лицея Оксана Амелина и даже устроила нам экскурсию.

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Расскажите немного о Вашем укрытии — на сколько человек оно рассчитано, чем оборудовано?

«Наше модульное укрытие рассчитано на 140 человек и помогает нам обеспечить качественный и безопасный образовательный процесс для наших учеников, учителей, для нашего персонала. Оно доступно и для жителей микрорайона, которые тоже его посещают во время воздушной тревоги.

Есть запас технической воды, питьевой воды, медпункт оборудован. Также в укрытии есть две зоны Wi-Fi, интернет, места для связи, теплые одеяла. Для детей есть и игрушки, книги. Выдержаны нормы пожарной безопасности».

 

Пообщавшись с другими городскими подрядчиками, мы выяснили, что укрытия в подвалах одесских многоэтажек строятся и оборудуются по аналогичному принципу. Проекты укрытий разработаны согласно действующим строительным нормам. Они комплектуются всеми необходимыми системами для комфортного и безопасного пребывания там людей:

— полностью оборудованные санузлы с холодным и горячим водоснабжением;

— запас технической воды;

— система освещения, которая включает также автоматическое аварийное освещение при отключении от сети;

— система принудительной приточно-вытяжной вентиляции, обеспечивающей воздухообмен в объеме 10 кубических метров на человека;

— наличие генератора;

— современная система пожарной сигнализации;

— современные средства связи;

— запас питьевой воды;

— медицинский пост;

— пандусы и санузлы для маломобильных групп населения.

Жизнь под обстрелами: проблемы, восстановление и перспективы одесской сети бомбоубежищ

Емкость таких укрытий зависит от пригодной к ремонту площади подвального помещения и наличия коммуникаций, которые можно безопасно перенести. Обычно в Одессе такие подвальные укрытия вмещают от 150 до 400 человек, но в итоге все зависит от полезной площади помещения.

Другие материалы по теме:
В Херсонской области в результате российских обстрелов пострадали пять человек
Творог, сало и персик: субботние цены на одесском Привозе
В Одессе почтили память жертв геноцида крымских татар в 80-ю годовщину со дня депортации крымскотатарского народа
Враг нанес ракетный удар по Одесской области
За сутки ВСУ ликвидировали 1210 солдат РФ